Лук и стрелы скифов

 Наступательное оружие
Для дальнего боя скифы использовали лук и пращу. Для сражения на средней дистанции применяли копья и дротики. В рукопашной схватке в ход шли мечи, топоры, булавы и кинжалы.

Скифы  Луки и стрелы
У каждого скифского воина был лук со стрелами. Во всех мужских могилах — как царей, так и простых воинов; в одной из трех женских и даже во многих детских могилах найдено множество наконечников от стрел. Лук сопровождал скифа от колыбели до могилы и даже далее — в загробный мир, так как скифы верили, что оружие обязательно понадобится воину в потусторонней жизни для охоты и боя. Луки скифской модели были широко распространены как Восточной и Западной Европе, так и Центральной Азии. Наконечники от стрел находили в степных курганах на всей территории Евразии.
Жаль, что материалы, из которых изготавливались луки — дерево, кость и сухожилия животных — в земле быстро разлагаются. Всего в нескольких могилах из 5 000 вскрытых скифских захоронений сохранились некоторые останки этого древнего оружия. Однако, по ним почти невозможно точно восстановить внешний вид скифского лука. К счастью, мы располагаем и другими материалами для изучения, к которым относятся изображения на металле, скульптурные изображения и описания древних авторов.

В дошедших до нас описаниях скифский лук сравнивается с греческой буквой «сигма». Аммиан Марселин пишет: «В то время, как другие народы изготавливали луки из гибких ветвей, скифские луки напоминают полумесяц с загнутыми внутрь концами.» Средняя часть лука всегда была изогнутой. Это описание соответствует изображениям скифских луков на золотых и серебряных чашах, найденных в могилах царей в Кул Оба и под Воронежем. В могилах некоторых знатных воинов сохранились лишь концы лука и то место, за которое держали оружие при стрельбе. Суля по рисункам и длине стрел, лук был достаточно коротким — до 80 см. Однако, максимальное расстояние полета стрелы у всех видов классического восточного «составного» (усиленного) лука больше зависело от упругости материала, чем от длины перекладины. Древние авторы сообщают, что тетиву такого лука изготавливали из конского волоса или из сухожилий животных.

Древко стрелы делали из камыша или из тонких березовых веток. Хвост стрелы традиционно изготавливали из птичьих перьев. Наконечники стрел были железными, бронзовыми или костяными. Стрелы были различных видов. Одни предназначались для охоты, другие — для боя. Боевые стрелы могли пробивать доспехи, шиты и шлемы. Среди извлеченных из курганов находок есть стрелы с трехгранными наконечниками. Они имеют строгую аэродинамическую форму. Сегодня можно только изумляться мастерству древних «оружейников» и точности их изделий, простота и безупречнось линий которых вполне сравнима с современными ракетами.

Стрела скифского лука могла точно поражать цель на достаточно большом расстоянии. В могиле под Олбией, древнем торговом городе, расположенном на территории Греции в устье Днепра — Буга, была обнаружена надпись, свидетельствующая о том, что некто Анаксагор, сын Димагора, выпустил стрелу из своего лука на расстояние 522 метра. Так как у жителей города Олбия, как и у других жителей древних городов черноморского побережья, скифский лук был в почете, справедливо предположить, что лучник достиг результата, поразительного даже для сегодняшнего дня, используя оружие степных всадников.

По-видимому, скорость стрельбы скифских лучников была не меньше, чем у искусных лучников средневековья — 10-12 выстрелов в минуту. Скифские воины брали с собой в бой от 30 до 150 стрел, которые они могли израсходовать за 3-15 минут стрельбы. Учитывая, что в большинстве сражений участвовало несколько сотен конных лучников, можно вообразить густоту града стрел, обрушивавшегося на противника. Пробивная сила стрел также была значительной. В некоторых могилах были обнаружены скелеты с наконечниками стрел, пробившими череп или позвоночник на 2-3 см. На многих древних чашах и сосудах изображены воины с пробитыми стрелой щитами и доспехами. Многие античные авторы утверждают, что наконечники скифских стрел были отравлены.

Скифский лук был очень мощным и тугим. Для натяжения его тетивы требовалась огромная сила, а для стрельбы из него — большая сноровка. Согласно Геродоту, Геракл, покидая Скифию, оставил сыновьям свой лук, сказав при этом, что лишь тот из них, кто сможет натянуть его тетиву, станет правителем Причерноморских степей. Это удалось сделать младшему из сыновей по имени Скиф. От него впоследствии и произошло племя скифов. Эта записанная Геродотом легенда объясняет, почему в искусстве скифов лук занимает такое большое место, а также почему это оружие передавалось от одного воина к другому.

Скифы Во время перехода лук носили в специальном чехле, из которого его извлекали лишь для боя или охоты. Киммерийцы, населявшие Причерноморские степи до скифов, использовали чехлы очень простой формы. Скифский футляр, называемый греками «горитососм», помимо самого лука, вмещал еще до 75 стрел. Жаль, что ни один такой экземпляр полностью не сохранился до наших дней — в курганах были найдены лишь полусгнившие остатки кожи. Однако, нам известно, что длина футляра составляла две трети длины лука, а отделение для стрел имело крышку с металлическим замком. В ранних скифских захоронениях было найдено множество таких замочков из бронзы, кости и даже золота.
Встроенный в футляр колчан для стрел часто покрывали золотом, украшенным изображениями оленей. Но так как эта пластина покрывала лишь часть «горитоса», раскопки ранних захоронений не могут дать нам сведений, необходимых для восстановления его полного вида. Лишь в IV веке до н.э. весь «горитос» стали покрывать пластинами различных металлов. Первый экземпляр такого футляра для лука был извлечен из царской могилы под Чертомлюком. Его большая золотая пластина покрыта растительным орнаментом, изображениями животных, а также мужчин, женщин и детей в одежде греческого стиля.

На ней также есть предметы домашней утвари, оружие и даже архитектурные строения. В течение десятилетий продолжалась дискуссия о том, что это за изображения. Ныне установлено, что золотая пластина украшена иллюстрациями к «Илиаде» Гомера; в частности, там есть сцена посещения Ахиллом острова Скирос.
В течение 50 лет «горитос» из чертомлюкского захоронения оставался уникальной находкой. Потом было найдено еще три золотых пластины, аналогичных первой. По-видимому, кузнец по металлу, возможно, грек по происхождению, имел мастерскую в одном из скифских торговых центров. В ней он, должно быть, изготовил по заказу скифских царей и знатных воинов не одну такую золотую пластину. Некоторые пластины были украдены из могил и переплавлены. Нам кажется, что не так уже много подобных реликвий, ожидающих своих открывателей, осталось ныне в земле.

Совсем недавно была сделана находка, подтверждающая существование других золотых пластин, которыми были покрыты «горитосы» удачливых военачальников. На территории Греции, возле поселения под названием Вергина, была вскрыта очень богатая могила македонского царя. Среди прочих археологических находок находились остатки «горитоса», идентичного найденному 100 лет назад в скифском захоронении на Северном Кавказе. Скифский футляр для лука со встроенным в него колчаном для стрел не использовался ни греками, ни македонцами. Совершенно непонятно, каким образом мог попасть скифский «горитос» в могилу знатного македонского воина — вероятно, самого Филиппа II.

Незадолго перед тем, как было сделано это захоронение, между Филиппом Македонским и королем скифов происходили переговоры. Стороны не пришли к соглашению, и между македонцами и скифами началась война. В 339 до н.э. 90-летний скифский царь Атей был убит в сражении с македонцами, захватившими богатые трофеи. Видимо, «горитос», найденный в могиле македонского воина, являлся частью даров, ритуальный обмен которыми происходил во время переговоров; или был частью военной добычи. Этот экземпляр, а также «горитос», найденный под Карагодешем на Северном Кавказе, по форме похож на футляр из-под Чертомлюка и на другие находки, извлеченные из скифских курганов. По виду этих находок можно предположить, что они пережили штурм и разграбление города. Ученые полагают, что этим городом была легендарная Троя.

Интересный экземпляр «горитоса» был найден незадолго перед Первой мировой войной в царском скифском захоронении Солока. В целом он похож на описанные выше образцы, но на нем есть необычное изображение. На серебряных и золотых пластинах большинства «горитосов», как правило, изображались животные и классические военные сцены. На «горитосе» из захоронения Солока изображен эпизод из жизни скифов. В центре композиции трое молодых пеших скифов сражаются с двумя скифскими же всадниками постарше. Слева молодой воин, вооруженный боевым топором и щитом, атакует конного скифа, вооруженного копьем. Этот всадник спешит на помощь своему товарищу по оружию, на которого напали двое молодых скифов, которые стащили его с коня и убили до того, как он успел обнажить свой меч. Конный воин постарше, кажется, потерпел поражение. Эта сцена напоминает историю, рассказанную Геродотом.

Он пишет, что скифы, отправляясь в поход в западную Азию, оставили своих жен и множество рабов в Скифии. От этих рабов и скифских женщин произошло юное поколение, которое подняло восстание против старшего поколения скифских воинов, возвратившихся из Медины. Юные скифы выкопали глубокий ров от Крымских гор до Азовского моря и атаковали старшее поколение воинов при попытке пересечь его. В начале стычки старшие скифы были не в силах одолеть молодых. Затем один из воинов воскликнул: «Что мы делаем? Сражаясь с ними мы лишь истощим сили и убьем множество своих рабов. Давайте отложим свои копья и возьмем в руки кнуты. Если мы будем сражаться с ними с оружием в руках, как с равными воинами, это будет признанием их благородного происхождения. Но когда они увидят у нас в руках кнуты, они поймут, что они являются всего лишь нашими рабами, и не смогут нам сопротивляться.» Так они и сделали. Увидев кнуты, изумленные рабы забыли о битве и бежали. Пожилые скифские воины спокойно вернулись к себе домой.
По-видимому, на «горитосе» из захоронения Солока изображен один из эпизодов сражения между ветеранами и молодыми скифами.

Интересно, что, хотя на Древнем Востоке широко применяли колчан лишь для ношения стрел, ни у одной из дошедших до нас скифских скульптур, ни на одном изображении на металле мы не найдем колчана. Везде можно видеть только футляр для лука со встроенным в него колчаном, или «горитос».
Кажется, праща была среди скифов очень популярным оружием. В скифских захоронениях было найдено множество камней для метания из пращи. В одной могиле их оказалось 75.

http://www.rusizn.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>