Дерево против стали. Битва при Пуатье.

 Войско Эдуарда Плантагенета, которого звали Чёрным рыцарем за цвет его доспехов, тоже хохотало и радовалось, безобразничая во Франции. Они грабили, насиловали, убивали, и не всегда Эдуард шёл на это охотно, а чаще из  необходимости относится внимательно к интересам своих рыцарей и воинов. Как и прочим людям, воинам нравились еда, женщины и вид истекающего кровью врага. Нельзя осуждать подобное поведение, поскольку оно было в духе того времени.

Чёрный рыцарь, сын короля Эдуарда III и, следовательно,  принц, получил звание рыцаря после битвы при Креси в 1346 году, которую считают блестящей не по количеству стали на доспехах павших французских рыцарей, а по успешности новой английской тактики, которая переломила устои военного искусства того времени. Тогда он командовал правым флангом английской армии, состоявшем из лучников Уэлльса (знаменитые валлийские лучники).

Лучники  — их можно бы назвать важнейшим элементом в общественной и военной жизни Англии. Занятия стрельбой из лука поощрялись, проводились состязания, о которым известно всем по истории про Робина Гуда, а всем мужчинам от 16 до 60 лет  предписывалось иметь в хозяйстве лук.

Стрельба из лука — искусство. Техники ведения стрельбы разделяют на инстинктивное (я бы назвал интуитивным), полу инстинктивное, по точке прицеливания и с использованием прицела, но в те времена луки не имели прицелов, а то, что инстинктивное наведение, когда лучник прицеливается без участия сознания, считалось самым верным и вырабатывалось годами тренировок, говорит нам о трудности постижения этого важнейшего по тем временам умения. Олень, французский рыцарь и шотландский горец — всё это находилось на линии «оперение — наконечник» стрел английских лучников.

Английский лук — оружие довольно простое. Их даже не всегда делали композитными, то есть с использованием различных материалов, придающих упругость, крепость основному телу лука, как это было принято у восточных луков. Возможно, потому-то считается, что английские большие луки стоят на втором месте после турецких по боевым характеристикам.

— Сэр, если я выстрелю в вас из своего лука, то стрела пробьёт вас насквозь.

— Благодарю. В таком случае, я ничего не буду вам должен.

Длина английского большого боевого лука превосходила рост почти любого человека в то время. Сила натяжения тетивы составляла от 20 до 40 килограммов. Если учесть то, что в английскую армию не брали лучников, которые делали меньше 10 выстрелов в минуту, то можно предположить, что это были вовсе не слабые ребята. Вытягивать 30 килограммов 16 раз в минуту — это непросто, при том, что каждый лучник имел не менее 4 связок стрел, в каждой из которых находилось до 30 штук.

Дистанция стрельбы из такого лука указывается как 400 ярдов, то есть 365 метров. Вряд ли с такого расстояния можно было убить любого противника, даже если попасть, но в бою и не было важным убить. История знает случаи, когда паника, создаваемая стрельбой лучников, приводила к жертвам, сравнимым с последствиями самой стрельбы.

В реальном бою лучники стреляли на более коротких дистанциях — редко далее 50 ярдов, но на этой дистанции в полной мере проявлялась сила тисового дерева: лошадь, бронированный рыцарь, глупый селянин — всё становилось пристанищем длинных и тяжёлых стрел. Для селян использовались стрелы с универсальными наконечниками, хорошо пробивавшими кожаную защиту и наносящими внутренние повреждения и болевой шок, для не бронированных лошадей — широкие охотничьи наконечники, для рыцарей — игловидные для пробивания кольчуг и бронебойные разных форм.

В эпоху, предшествующую знаменательным битвам Столетней войны, главенствующая роль в сражениях отводилась коннице. Тяжёлая конница сминала пехоту, давя, калеча, деморализуя противника. Лёгкая маневренная наносила фланговые и тыловые удары. Зачастую весь исход битвы зависел лишь от правильного, своевременного использования конницы, а пехота лишь подводила черту под сражением.

Пехотинцы того времени не были профессиональными воинами. Они пасли скот, косили хлеб, рубили лес до тех пор, пока сигнал короля не извещал своих вассалов о необходимости сбора. Всякое селение должно было выставить установленное число воинов — пеших и конных, с экипировкой и лояльностью в придачу. Попав на войну, такой селянин страдал от дизентерии, голода, холода. Попав в битву селянин забывал о своей дизентерии, холоде, голоде, экипировке и лояльности, поскольку вместо козы  или овцы, вдруг видел рыцарскую конницу, мчащуюся прямо на него. Думаю, трясущиеся колени не слишком мешали мало обученным и не приученным к дисциплине селянам покидать поле боя на полфута впереди рыцарского копья. Представьте Агафью Лыкову, противостоящую трамваю, или красноармейца с винтовкой Мосина против Королевского Тигра, и обретёте представление о роли конницы в тех сражениях.

Развитие ремёсел, металлургии позволило рыцарству уйти от кожаных доспехов. Хотя хорошая кожаная броня  успешно защищает от слабых луков и рубящих ударов, но хорошая металлическая броня делает это успешнее (особенно если под неё надеть кожаную). Рыцари оделись в железо, взяли в руки железо, но оказалось, что мясо, которое до той поры они использовали в качестве транспорта, не способно носить такой вес.

Говоря о лошадях как о мясе, я нисколько не шучу. Рыцарские лошади гибли в первую очередь, поэтому богатые рыцари водили за собой небольшие табуны.

… потому что шансы рыцаря выжить сильно разнились от того, находится он на коне или рядом с его трупом.

Рыцари пересели на тяжёлые породы лошадей, таких как дестриэ, которых называли франкскими чудовищами, потому что рост в холке у них достигал двух метров, а вес — 800 килограммов. Сидя на таком животном, всадник  мог наслаждаться разлетающимися в разные стороны пехотинцами, сминать палицей шлемы и пронзать копьём грудные клетки, нисколько не беспокоясь о собственном благополучии. Правда, так продолжалось лишь до тех пор, пока швейцарские крестьяне и мастеровые не насадили французское рыцарство на свои пики, но это уже другая история.

Единственным выходом для Эдуарда было отступить и соединиться с войском Ланкастера и, судя по его действиям, принц попытался осуществить план отхода, но в этот момент французы атаковали. Можно предположить, что они атаковали затем, чтобы разгромить войско Эдуарда. Другой причины я не нахожу, так как обоз французы уже отобрали.

Эдуард расположился на холме близ деревни Мопертюи. Кругом были виноградники, воинство тешилось дизентерией, погода стояла отменная.

Французские рыцари предвкушали избиение младенцев, слыша звуки дизентерии с холма и вдохновлённые своим числом и идиллической картиной местности.

Иоанн II Добрый

Первая неприятность случилась, когда отряд французской конницы в количестве 300 человеколошадей бросился за разведотрядом англичан и попал в ловушку. «Пуркуа па! Экскьюзе муа!» — раздавалось из-за сомкнувшихся рядов английской пехоты, но англичане не проявили склонности к враждебной лингвистике и прекратили выкрики жестоким способом. Это событие внесло волнение в голову короля Иоанна II и он допустил ряд тактических промахов, которых вообще следовало от него ожидать, если учесть, что современники не слишком высоко ценили его таланты.

Он спешил часть рыцарей и конницы, а арбалетчиков поставил позади тяжеловооружённых пехотинцев, лишив их возможности для действий. Арбалетный болт летит по настильной траектории и стрелять поверх голов из него затруднительно.

Эдуард Чёрный Рыцарь.

 Эдуард, о котором говорили, будто он рождён с мечом в руке, расположил лучников по флангам своей позиции, предоставив противнику право находиться под перекрёстным огнём, чем услужливый Иоанн поспешил воспользоваться. Первые атаки удобрили виноградники питательным мясом, да так обильно, что редкие конники или пехотинцы смогли подобраться к линии обороны англичан, но там встречали ожесточённый отпор английской пехоты, которой, надо полагать, уже нечего было терять, кроме собственной дизентерии. Французы потеряли двух маршалов, кучу рыцарей и множество безвестных жанов и жаков.

В это время к французам подошло подкрепление, возглавляемое герцогом Нормандским и по совместительству дофином Карлом.  Дофин привёл изрядное число тяжеловооружённых пехотинцев, которые объединились со спешившимися рыцарями и, сверкая блеском стали, начали карабкаться вверх по холму. Надо полагать, что английские лучники засыпали тучами стрел и их. Увидев творящееся, герцог Орлеанский бросил своего сюзерена Иоанна и бежал с большей частью своего войска. Возможно, он не был любителем винограда или же вид обильно дезинтерийствующих англичан смущал его эстетические чувства, но в любом случае поступок его вызывает осуждение. Впрочем, часть его войска встала под знамёна короля.

Битва приобрела ожесточённый характер и часть английского войска тоже оставила поле боя, но французы были в крайне невыгодном положении, скучились, потеряли возможность сражаться и падали под обстрелом лучников один за другим и один на другого, как снопы сена падают под напором ветра, с той лишь разницей, что снопы не обливаются кровью и не кричат «пуркуа па».

Битва при Пуатье.

 Когда вдруг английская конница ударила с левого фланга и с тыла французских войск, тогда-то и наступил разгром. Были взяты в плен король Иоанн II Добрый вместе с сыном Филиппом, бежали герцоги Нормандский, Анжуйский, Туренский. Считается, что тогда погиб весь цвет французского рыцарства. Так получила наказание французская бронированная самонадеянность от «обдриставшегося» английского лука.

И в довершение. Знак «виктория» из указательного и среднего пальцев служил приветствием среди лучников, поскольку эти пальцы использовались при захвате тетивы. При захвате английского лучника французами эти пальцы отсекались, а знаком «виктория» французы напоминали врагу о подобной перспективе.

Источник: http://www.redburda.ru/blog/foxdown/229

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>